Солнечное сплетение шишка


Опубликовано: 08.03.2018, 19:53/ Просмотров: 1677

Надежда Кузьмина

Наследница драконов. Охота

Глава 1

Что делать, когда закончил дело всей жизни?

Посмотреть на все хорошенько с утра.

Игги Поп

Неподвижно замерев в траве под сосной, я караулила белку. Вот интересно, удастся ли подманить зверька без помощи драконьей магии? На раскрытой ладони соблазнительно красовалось несколько орехов. Рука уже затекла, шея онемела. В голый живот впечаталась незамеченная шишка — не больно, но неудобно. Спина отчаянно чесалась, по ней кто-то ползал — кажется, я залегла поперек муравьиной тропы. Белка попалась то ли вредная, то ли сытая, то ли с тараканами в голове — рыжая зараза раз за разом вытягивалась в струнку, жадно глядя на орехи, но потом, решив, что я все же не внушаю доверия, взлетала на ствол соседней сосны и начинала оттуда возмущенно цокать.

«Бель! Долго ты там будешь валяться? Иди сюда — ты нам нужна!» — донесся ментальный голос Тиану.

Вздохнув, поднялась с земли. Отряхнула прилипшие к коже иголки, одернула тунику и пошла к ждущим меня друзьям.

Два дня назад мы вернулись в Галарэн из места Силы драконов — горной долины с озером Полумесяца. Плоды это паломничество принесло неожиданные, чтобы не сказать просто странные. Мне, первой в этом поколении драконов, удалось донырнуть до дна озера, откуда бил дающий магическую мощь источник. Чем это обернется в будущем, можно было только догадываться. Мое достижение повторил Тиану. Когда-то, совсем юным, он уже ходил к озеру, но нырял неглубоко. Теперь Дух озера дал ему второй шанс испить из волшебных вод, и Ти не подкачал.

Но удивительнее всего поиск обернулся для эльфийского кронпринца Арденариэля. Чистокровный эльф Арден стал таким же чистокровным драконом, не потеряв при этом эльфийской крови и магии. Объяснить эту мистику не мог даже наш гениальный Шон, маг только пожимал плечами и ерошил волосы на макушке: «Бель, ну ты же привыкла уже, что сама на три четверти эльф, на три четверти дракон, да еще имеешь восьмушку человеческой крови в придачу? Почему тебе можно, а Ару нельзя?» Я согласно кивала, но все равно чувствовала, что ни фига не понимаю.

Хотя, на мой взгляд, Повелителю можно было все и даже еще больше. После того как шишка он едва не погиб, превратившись в камень, чтобы дать Шону шанс спасти Тиану и меня, я сама была готова умереть или убить за Ардена. Убить, конечно, предпочтительнее. Умирать еще раз мне совсем не хотелось — я и так просыпалась по ночам с воплями, повергая в панику спящих рядом парней. Кроме того, я очень неровно дышала к этому прекрасному блондину. А если уж сказать честно — была влюблена в него по уши. Вот только сам Повелитель никак своих чувств не проявлял. Возможно, держал данное им весной слово молчать, пока не вылетит дракон, которого я бережно пестовала в себе с конца осени прошлого года.

А сейчас у Ара должен был начать расти собственный зверь. Это было потрясающе здорово, но имело один небольшой побочный эффект — чтобы вырастить в себе дракона, требовалось полностью забыть о плотских радостях, то есть соблюдать целибат.

Мне было легче — не так уж сложно отказаться от того, чего никогда не пробовала. Но Ар уже давно не был мальчиком… впрочем, как и Ти, который согласился разделить с Аром и мной наложенные ограничения, чтобы помочь кузену. Так что сейчас мы трое оказались в забавной ситуации «видит око, да зуб неймет». Или не зуб… но неймет — это точно. Я хихикала, парни скрежетали зубами.

Из горной долины я и Арден летели на драконах. Наконец-то я смогла как следует разглядеть Штормового Ветра при солнечном свете. Дракон Тиану был прекрасен! Даже крупнее Шонова Мрака, темный, но не черный — цвет его шкуры вызывал у меня мысли о сумрачных океанских глубинах, где ворочаются мощные течения и плавают древние гигантские твари. Окаймление чешуи и глаза цвета темных сапфиров. Подпалины цвета черненого серебра. Нара внутри меня завизжала от восторга. В результате, вместо того чтобы сесть дракону на шею, я кинулась с ним обниматься. Впрочем, Шторм не возражал.

Матери Всех Драконов — именно так звали духа озера Полумесяца — очень понравился наш прощальный дар — ваза в форме дракона с невянущей охапкой ярких цветов с горных склонов. Мы все получили приглашение заглядывать в долину, когда будем пролетать мимо или как придет желание. Приятно. Еще один букет с альпийских лугов я захватила с собой на память. Теперь алые маки и лиловые шары лука с цветами, похожими на звезды, стояли в спальне Тиану, где ночевала наша четверка.

Спать по прибытии решили все вместе. Причин было две, или, если уж совсем честно, целых три.

Первая — прошло меньше недели с тех пор, как чуть не погиб Тиану, заслонивший меня собой от взгляда василиска. А вслед за ним в страну теней едва не отправился Арден. Если б не гений Шона и помощь Матери Всех Драконов, давшей подсказку в нужный момент, мне бы оставалось только умереть вослед за своей любовью. Я старалась не показывать парням свои неврозы, но стоило отойти от них на три шага, как меня начинало колотить крупной дрожью. А по ночам снились кошмары. Наверное, нужно просто больше времени, чтобы окончательно поверить, что мы все живы и целы.

Другой причиной была особенность развития драконьей магии. У влюбленных, находящихся рядом, она росла быстрее. Получалось, что для ускорения роста драконов нам троим стоило держаться как можно ближе друг к другу, но при этом исхитряться хранить целомудрие. За последним условием взялся следить Шон. Ему всякие страсти-мордасти были глубоко перпендикулярны, маг существовал в мире чистого интеллекта, а потому смотрел на нашу троицу как на интересный, требующий изучения феномен. Так что тер Дэйл ночевал вместе с нами, приглядывая и раздавая ментальные подзатыльники тем, чьи сны начинали идти в неправильном направлении.

Ну и последней, совершенно нерациональной причиной было то, что нам просто нравилось быть вместе, постоянно чувствовать друг друга рядом. Я была сиротой, родители Тиану бросили его в нежном возрасте, Шон тоже много лет не видел предков. Наконец, на Ардена взвалили груз ответственности слишком рано, а вместе с властью пришло одиночество… Так что друг для друга мы стали настоящей семьей.

Я как-то не загадывала, что буду делать и чем займусь, когда дойду до мистического озера. А подумать-то было надо… Прогуляли мы заметно дольше, чем рассчитывали, — лето уже подходило к концу. И сейчас голова пухла — за что хвататься в первую очередь?

Через неделю в магической Академии Галарэна начинались вступительные экзамены. Шон и Ти закончили факультет драконьей магии несколько лет назад. Вдобавок Шон занимался человеческой магией, а Ти был специалистом по эльфийской. Теперь получить образование хотелось мне — и потому, что нравился сам процесс учебы, и потому, что отчаянно не хватало фундаментальных знаний в самых различных областях. Ведь мой опекун — лорд Гвидо тер Фирданн — сознательно держал меня в невежестве, и до встречи с Ти я была самоучкой, начитавшейся тайком чего попало в отцовском кабинете. Как может насамообразовываться десятилетняя пигалица, можно себе представить… и вот острова моих скудных знаний дрейфовали в океане невежества, как айсберги в Северном море близ берегов викингов.

На Повелителя Ардена счастье обладания драконьей магией свалилось совершенно неожиданно — до него никто и подумать не мог, что драконом можно не родиться, а стать. Таких случаев в истории зафиксировано не было. До метаморфозы Ар был одним из сильнейших в мире эльфийских магов, а тут — бац! — и начинай учить другой вид волшебства с азов. Конечно, и Ти, и Шон, и даже я с энтузиазмом взялись за обучение Повелителя. Но все же было бы неплохо заложить академический теоретический базис. Наконец, парни были твердо уверены, что за мной глаз да глаз нужен и отпускать меня одну в Академию — чистое безумие. Получалось, что поступать на драконий факультет мы будем вместе с Арденом, причем, ясен пень, делать это под своими именами нельзя. Я, по легенде, вообще сейчас лежала опухшая от пчелиных укусов где-то на северном берегу Империи в келье монастыря Святой Цецилии. А наличие у эльфийского кронпринца драконьей магии мы решили скрывать хотя бы до тех пор, пока дракон Ара не появится на свет.

Отсюда вылезали две проблемы. Первая — мне надо было лично посетить монастырь и посмотреть на все воочию — а то столкнусь с Настоятельницей во дворце в Ларране — и не узнаю! Или засыплюсь при ответе на какой-нибудь дядин вопрос о тамошних яблоневых садах или убранстве ризницы. Вторая — нам нужны были достоверные легенды и личины для поступления в Академию. Решили, что в этот раз мне и Ару предстоит стать подданными Мириндиэля из семьи, достаточно близкой к правящему дому Лоо’аллен. Это позволило бы избежать ненужных вопросов — эльфы были скрытным народом и праздного любопытства не одобряли, — и при этом учиться в полную силу, не прикидываясь дурачками. Хотя, конечно, часть известных нам заклинаний скрывать придется — стазис, трансмутацию элементов, окаменение и его обращение вспять мы единогласно причислили к запретным знаниям и доступ к ним посторонним давать не собирались — будь то ректор Академии или кто другой.

До вступительных экзаменов оставалось критически мало времени. Мы с первого же дня насели на Ара, обучая его медитировать и заставляя искать в себе источник драконьей магии. Аура Повелителя изменилась сразу после того, как смешали кровь, значит, источник должен был быть или вот-вот появиться. Ведь на экзаменах Ару предстоит предъявить наличие хотя бы зачатков драконьей магии, иначе его не возьмут! Но результатов не было… и несчастный Ар пока учился плавать в бассейне без воды: мы по очереди мысленно демонстрировали ему, что надо делать, чтобы найти свой источник, и как строятся заклинания. Арден стойко терпел…

У меня была своя, чисто девичья проблема. За время скитаний по горам, когда без помощи всякой магии приходилось преодолевать подъем за подъемом, перевал за перевалом, таща на себе немалый груз, я отощала, как подзаборная кошка, и нарастила недевичьи мышцы. И загорела, как крестьянка. И, несмотря на когти, одолженные у Нары, от моих собственных рук дворцовая маникюрша пришла бы в ужас. И от ног. И от выгоревших волос. И облупленного носа в веснушках. Мне перемены нравились, да и на мечах я махалась теперь лихо, лишь немного отставая от Шона… но для знатной леди, благородной девицы и наследной принцессы, коими я являлась, такой облик совершенно не подходил. Не ходить же мне двадцать четыре часа в сутки под мороком? А потому я час за часом отмокала в бассейне Тиану с минеральной горячей водой, пудами изводила кремы, бальзамы и притирания, скрепя сердце сводила загар. Лопать для восстановления округлостей пирожные я отказалась наотрез, мы с Нарой предпочитали мясо.

Сразу после возвращения с гор Арден связался с подчиненными и узнал последние новости. Сбор информации о гильдии убийц-полуорков продолжался, стал известен адрес третьего их дома в Ларране. О пропажах людей и кровавых алтарях в других городах пока ничего не было слышно. Дом в Таргане тоже стоял пустым. Нашего вмешательства на данном этапе не требовалось, и, честно говоря, я была рада затишью — поступить в Академию мне действительно хотелось. Да и немного отвлечься и развлечься тоже не повредит. Например, я сто лет не танцевала. Кстати, как там поживает прекрасный лорд Шаорран?

От тлеющих углей на полянке с кострищем поднимался ароматный дымок. Над импровизированным грилем лежала решетка, на которой благоухали уже поджаренные куски оленины. М-м-м… какая золотистая корочка! А запах! Сидящий рядом Ти разминал в деревянной миске приправы для соуса. «Так, что там у нас?» — втянула я воздух носом: тимьян, эстрагон, чеснок и что-то еще ароматное, похоже, эльфийского происхождения. Зубы непроизвольно клацнули. Ти поднял глаза на облизывающуюся меня и улыбнулся:

— Садись, растущий организм, уже готово!

Я огляделась, выбирая место. Ага, если угнездиться между Ти и Аром, то можно на одного опереться, а на другого закинуть ноги. Плюхнулась на землю и привалилась к Ардену.

Похоже, Повелитель до сих пор не поверил, что мои чувства к нему — это не благодарность или просто дружба. Каждый раз, когда я к нему прикасалась, на лице эльфа появлялось выражение недоверчивой радости, словно он увидел прекрасный мираж. И чуть ему мнилось, что меня тяготят его знаки внимания, как Арден тут же замыкался под маской благовоспитанной холодности. О своих чувствах он молчал. Иногда даже начинало казаться, что эльф передумал и я ему больше не нужна.

— Ар, как у тебя дела с медитациями? — поинтересовалась я, поудобнее устраиваясь под боком парня.

Тот пожал плечами, мол, все так же, то есть — никак.

— Есть у меня одна идея… Дашь поэкспериментировать после обеда?

— Мм-м? Конечно, дам. А что ты хочешь сделать? — в голосе блондина прозвучал сдержанный интерес.

— Увидишь! — Я хмыкнула и потерлась о плечо эльфа затылком. Изложить в рамках благопристойности мои намерения вряд ли бы удалось. Просто вспомнила, когда и при каких обстоятельствах я в первый раз услышала мою Нару, и решила попробовать нечто подобное с Арденом. А еще мне ужасно, до невыносимости, хотелось, чтобы он поцеловал меня. Не как друга — легким касанием в щечку при встрече, а по-настоящему — чтобы слить уста с устами, смешать дыхание, услышать стук сердца друг друга. Но почему-то казалось немыслимым подойти самой и сказать: «Ар, я не могу без тебя! Обними меня, пожалуйста!» А сам он шагов навстречу делать, похоже, не собирался. Пробуждение драконьей магии казалось хорошим поводом повиснуть у Повелителя на шее. Надо же как-то дать понять, что он мне нужен?

«Шон! Я хочу попробовать поцеловать Ардена, а потом попросить Нару позвать его. Подстрахуешь нас?» — послала я направленную мысль сидящему напротив тер Дэйлу.

«Конечно! Интересно же! Только не очень увлекайся — мужчины заводятся легче, чем девушки, а мне не хотелось бы лупить Ара по голове или лить ему за шиворот ледяную воду. Такое обращение с кронпринцем может плохо отразиться на дипломатических отношениях с Мириндиэлем».

Это он так шутит, да?

Перекинувшись парой мысленных фраз с Ти, которого я приняла за правило держать в курсе всех моих начинаний, после окончания обеда взяла Ара за руку и потянула за собой в дом. По пути два раза открывала рот, чтобы рассказать, что хочу сделать… и оба раза его захлопывала, не находя слов. В итоге решила объяснения заменить демонстрацией. Шон подмигнул Тиану и отправился вслед за нами.

Поднялись на второй этаж. Честно говоря, мне было слегка не по себе — до сих пор я не проявляла настолько явной инициативы и, вообще, подозревала, что девушкам так поступать не положено. Арден молча последовал за мной в спальню. Шон остался где-то снаружи, хотя я знала, что он поблизости.

Глубоко вздохнув, повернулась к Ару и положила ладони ему на плечи.

— Если попрошу тебя о чем-то, сделаешь?

Блондин чуть наклонил голову, глаза прищурились. Потом кивнул.

— Тогда раздевайся. Оставь только бриджи.

Арден напрягся. Потом чуть пожал плечами. Присел на край постели, чтобы снять сапоги. Затем настал черед туники. Я смотрела не отрываясь. Как он невероятно прекрасен — наверное, такие плечи бывают только у богов. Прикусила губу — только самой сейчас не хватало потерять голову, разглядывая этого головокружительного красавца, от которого я бегала почти целый год, пока не поняла, насколько он любит меня и как сильно необходим мне самой.

Ар вопросительно поднял глаза, мол, что дальше?

— Отвернись, пожалуйста! — смутилась я.

— Ты меня стесняешься? — пристальный изумрудный взгляд.

— Немного, — честно ответила я. Объяснять, что чувствую, как под моей одеждой соски от возбуждения собрались в горошины, мне не хотелось, — этот умник и без меня все разглядит.

Ар чуть улыбнулся, смежил веки. Я вздохнула, глядя на полукружья темных теней от по-девичьи длинных ресниц на его щеках. Его красота была как удар в солнечное сплетение — когда перехватывает дыхание и все мысли вылетают из головы… А ведь внешность — это не лучшее, что есть в Ардене. Полюбила я его не за это.

Быстро стянув с себя все, кроме бриджей, запрыгнула на кровать за спиной парня. И потянула его на себя, так, чтобы светловолосая голова легла мне на колени. Он послушно откинулся назад, открыл глаза, увидел склонившуюся над ним меня… Во взгляде появилась радость, а потом — неожиданное беспокойство с примесью боли.

— Это эксперимент?

— Аа-а? — уставилась на него я, пытаясь сфокусировать взгляд. Он что, запомнил неудачно выбранное слово?

— Для тебя я — эксперимент?

Ну вот как объяснить? Не признаваться же мне самой в любви?

— Самый бестолковый принц на свете, Арденариэль эрд Лоо’аллен, если ты сейчас меня не поцелуешь, никогда этого не прощу!

Глаза Ара сузились. Сильные руки взметнулись вверх, хватая меня за плечи. И с чего я взяла, что могу диктовать ему условия? Рывок, и мы уже лежим рядом. Точнее, не совсем рядом — я на спине, его колено прижало мои бедра к кровати, он навис надо мной, твердая ладонь накрыла мою грудь.

— Ты возбуждена. Ты меня хочешь. — Не вопрос, констатация. Взгляд темных глаз в упор.

— Больше, чем хочу. — Тоже констатация. Зачем отрицать очевидное? Он умный, должен понять.

— Я сам дал тебе время на раздумья. И не стану пока спрашивать… Но подтолкнуть в правильном направлении готов. — Ар нагнулся к моей груди и медленно, с нажимом лизнул.

Ой! И я думала, что знаю, что такое желание? Спина выгнулась дугой, я ахнула и вцепилась пальцами в плечи склонившегося надо мной мужчины, чувствуя, что падаю в бездну. Сколько там будет — триста четырнадцать поделить на восемьдесят пять? Не делится? Какая жалость… Ну и фиг с ним, с остатком, зато я снова могу дышать. А сейчас сделаю вот что… Подняла голову и потянулась так, чтобы прикусить чувствительную мочку уха эльфа. То, что ему это нравится, я уже знала. Теперь застонал и напрягся Арден… Ну, Нара, давай, зови! Я скинула ментальные щиты, потянулась к сознанию Повелителя и дала волю моей второй сущности.

Резонирующий рык драконицы сотряс нас обоих. Я слышала зов, чувствовала его кожей и костями, моя кровь пела от слов более древних, чем все существующие языки. И, кажется, что-то в Ардене отозвалось. Моя драконья магия оплела его, нити трогали, гладили, прикасались, ласкали, окутывали, оплетали. Повелитель был окружен коконом, ореолом, сиянием моей драконьей сущности. Я точно знала — ему нравятся эти касания, и мне самой было удивительно приятно ощущать его. Получается, можно целоваться, соприкасаясь не только губами, но и магией?

— Бель, я что-то в себе чувствую!

Неужели вышло? На радостях обняла Ара обеими руками, уронив на себя. Тот впился поцелуем мне в рот, прижимая к кровати всем телом. Нара протестующе заревела — ой, сейчас меня изнутри за такое покусают!

Не знаю, чем бы закончился этот революционный «эксперимент» по пробуждению драконьей сущности моего второго любимого мужчины, если бы влетевший в комнату Шон не выплеснул на нас кувшин ледяной воды.

Я открыла рот, чтобы возмущенно завопить… и закрыла его снова. Вдохнула-выдохнула. А потом сказала:


Источник: http://knizhnik.org/nadezhda-kuzmina/naslednitsa-drakonov-ohota/1


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Ещё статьи по теме: Китайская акупунктура Чжун - Активные точки
Плетение макраме мастер класс
Картинки для вышивки крестом схемы легкие
Узоры вязания крючком салфетки
Вышивание домика
Журнал с выкройками одежды собак

Солнечное сплетение шишка Солнечное сплетение шишка Солнечное сплетение шишка Солнечное сплетение шишка Солнечное сплетение шишка Солнечное сплетение шишка

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ